Мы строим один из самых крутых инновационных парков Восточной Европы — управляющие партнеры UNIT.City

0
1203
На фото: управляющие партнеры UNIT.City Максим Бахматов (слева) и Максим Яковер (справа). Источник: ain.ua

Город инноваций, целые поля макбуков, жужжащий улей – это все про кластер Unit.City, о котором мы вам сегодня расскажем. Community Business Magazine пообщался с управляющими партнерами инновационного города Максимом Бахматовым и Максимом Яковером и готов выдать самую интересную информацию о прошлом, настоящем и будущем Unit.City.

Для того, чтобы их различали, оба управляющих партнера называют друг друга по имени и отчеству: Бахматова – Максимом Исановичем, а Яковера – Максимом Игоревичем.

Разговаривали мы на небольшом балкончике кампуса В1, откуда открывался вид на строительство следующего здания, которое должно запуститься уже в конце этого года. У входа в кабинет CEO расположился огромный макет города – с высотками, вертолетными площадками, огромными аллеями и множеством других архитектурных сооружений. Под впечатлением от увиденного я задала первый вопрос:

— Прошло чуть больше года с момента открытия инновационного города. Удалось ли Вам реализовать задуманное?

Максим Игоревич положил начало диалогу:

— Год назад мы только закончили разработку стратегии. Определялись с тем, что мы хотим делать и выработали ряд гипотез. Сейчас, спустя год, мы все проверили, запустили огромное количество программ, построили новый кампус и коворкинг. В принципе, я годом доволен. Понятно, хотелось бы быстрее, но мне кажется, что для Украины у нас темпы беспрецедентные.

Максим Исанович с гордостью добавляет:

— Впереди у нас полмиллиона квадратных метров! И это все построится в ближайшие 10 лет. А также порядка 200-250 тысяч м2 жилья. По факту, это 30-40 тысяч резидентов и столько же гостей, которые смогут к ним приезжать.

Это именно тот бульон, о котором говорил Максим Игоревич. И «варится» он благодаря тому критическому количеству пересечений взаимодействий, которое происходит с большим количеством людей на закрытой территории. У нас будет порядка 50 тысяч человек в день, которые придут сюда что-то делать: пить кофе, общаться, встречаться, учиться, придумывать идеи, ругаться, увольняться. Кто-то кого-то будет поглощать, кто-то наоборот, разделяться. Это все очень полезно, ведь так и растет экосистема.

— В презентационном ролике от Unit.City вы представили «наполеоновские планы»: на территории города будет все, начиная с жилья до детских садиков. На каком этапе проекта вы сейчас находитесь?

Максим Яковер отвечает:

— Мы построили всего 3-4% парка. У нас сейчас более 80 резидентов. До конца года мы запустим два бизнес кампуса точно, хотя я надеюсь, что третий тоже успеем. И тогда количество резидентов будет более 200. Еще в этом году появится огромная ресторанная зона и больше пространств для проведения событий, поскольку нас становится больше.

Источник: UNIT.City

— Расскажите, как все это началось?

Максим Бахматов заговорщически начал:

— Об этом действительно нужно рассказывать. Это тот момент, когда человек созрел.

Почему Леланд Стэнфорд был баснословно богатым? Потому что строил железную дорогу в Америке тогда, когда ее там не было.

Путь из Нью-Йорка в Калифорнию на то время занимал полгода. На лошадях пересечь Америку было невозможно – страшно и очень опасно. Тогда Стэнфорд монопольно начал строить железную дорогу и стал миллиардером – это был страшный человек, на тот момент, для Америки.

А потом умер его сын. Пришел к нему во сне (это реальная легенда) и сказал: «Папа, я хочу, чтобы ты построил лучший университет в Америке». Леланд Стэнфорд отправился со своей женой в Гарвард, где его сын отучился год. Создал там фонд, куда вложил 25 000 000$, что в пять раз превышало суму, сказанную президентом Гарварда, и пообещал сделать лучший университет, который только будет в Калифорнии.

У человека было все, и он ни о чем не волновался. Потом понял, что не молодеет и надо оставить после себя что-то. Ведь деньги не вспомнят, а это останется на очень долгое время.

Аналогичная ситуация сложилась и в нашем случае. Мотоциклетный завод, на территории которого мы сейчас находимся, был официально выкуплен Василием Хмельницким за $10 млн на фонде Держмайна. И так как это была его собственность, то Хмельницкий, как системный человек, начал анализировать, что тут можно развернуть. Параллельно Василий Иванович ездил, смотрел, приобретал новую информацию, учился. Так все и началось. Человек созрел к этому, а мы решили, что будем ему помогать.

— Сегодня в Украине становятся популярными креативные кластеры. Относится ли UNIT.City к кластеру, или это все-таки город?

Максим Игоревич, для более точного определения, решил прибегнуть к теории:

— Что такое кластер? Кластерную теорию изобрел Майкл Портер в 80-х годах. Он выявил, что есть определенные территории, на которых огромная концентрация компаний, работающих в одной экосистеме. Отличными примерами служат такие кластеры как Винный кластер в Аргентине, Кремниевая долина в Калифорнии, Модный кластер в Италии. Портер определил, что компании, которые находятся в одном кластере – они не столько конкурируют между собой, сколько дополняют друг друга и, как кластер, «сражаются» за первенство на мировом рынке.

Мы же строим то, что называется «innovation district» в западной терминологии. Район, в котором очень мощная инфраструктура, где ты живешь, учишься, работаешь, отдыхаешь. Поверх этого мы создаем сильную экосистему – отбираем тех, кто внутри, таким образом, чтобы взаимодействуя, вместе они были сильнее. Понятно, что должен быть определенный баланс крупных рыбок и средних игроков, а также путь к развитию. Нужно, чтобы были фонды, которые дают деньги, лаборатории, коворкинги для совсем начинающих, пространства для событий и тех, кто эти события проводят.

Мы дополняем это все различными программами, смотрим на то, какие есть проблемы у каждого из участников и как мы можем помочь программами закрыть эти пробелы. Какие здесь должны быть игроки, чтобы вместе они усиливали друг друга.

Мы очень сильно работаем над средой. Именно это позволяет взаимодействовать друг с другом. Огромное количество событий (в этом году их было под 300) как закрытых, так и открытых. Вот это то, что мы строим, если в двух словах.

Источник: UNIT.City

— Вы только что упомянули Кремниевую долину. Unit.City не перестают сравнивать с Силиконовой долиной. В чем сходство и различия?

Максим Игоревич усмехнулся, заметив, что очень любит этот вопрос:

— Мы стараемся себя так не называть. Исторически сложилось, что Кремниевая долина – это территория, на которой вокруг Стэнфорда и ряда университетов начали концентрироваться технологические компании. Сейчас там просто огромное количество как больших, так и маленьких компаний, так как возникла очень сильная экосистема. На сегодняшний день данное место – №1 по количеству сделок и стартапов, которые находятся на их территории. Но в целом – это Сан-Франциско с пригородами и селами, в которых располагаются компании.

Когда мы говорим – Кремниевая долина, у всех возникает определенный образ в голове. Нам так проще объяснять, что мы делаем. Этот образ очень понятно ложится на задачи, которые мы перед собой ставим. Но в целом – это абсолютно разные вещи. Из схожего только то, что у них и у нас очень сильная технологическая экосистема.

— Вернемся немного в историю. Как уже было сказано ранее, эта местность – территория мотоциклетного завода. Здания комплекса строили с нуля или реконструировали нефункционирующие части завода?

— Мы проводим ревитализацию завода: часть зданий реконструируется, мы делаем «алмазную огранку» из в прошлом работающего завода, а часть будет абсолютно новая.

— Насколько известно, труба, которая осталась от завода, станет своеобразным символом города. И был проведен конкурс на лучшую идею для дизайна этого сооружения. Какие варианты были в фаворите?

— Было около 150 работ, среди которых лучшую отбирало компетентное жюри. Руководителем жюри стал Кейс Донкерс, который был главным архитектором голландского города Эйдховен более 15 лет. Он занимался ревитализацией Эйдховена после того, как Антон Филипс закрыл там свои заводы. И еще было несколько авторитетных членов жюри, которые помогали нам с этим оцениванием.

— «Свет знаний, который достает до стратосферы» – это новый слоган выигравшего дизайна трубы. Звучит мощно. Не будет ли яркий свет проблемой для самолетов?

Мы получим все разрешения от соответствующих служб. Смотрите, такие прожектора работают в Нью-Йорке, Эмиратах, Пекине – во всех городах, в которых чуть больше летает самолетов, чем в Киеве. Мы действительно считаем себя настолько уникальными, что там оно не мешает, а здесь может мешать?

— Постоянно говорится о том, что город нацелен на сбережение энергоресурсов. Расскажите о них поподробнее.

— Кампус с коворкингом построен с энергосберегающими технологиями. Он сертифицируется по американскому стандарту LEED – так называемое «зеленое здание», которое помогает экономить. За счет подходов в строительстве, определенных материалов и правильного проектирования его надо меньше обогревать, он тратит меньше энергии, выбросов CO2 и воды.

На территории строящихся сейчас кампусов мы будем применять солнечные панели. Сортировка мусора уже внедрена и работает. Мусор, который есть, реально раскладывается в разные контейнеры и перерабатывается отдельно. Его забирают, и на сортировочных станциях все уходит в переработку.

Источник: UNIT.City

— Представим, что запуск пилотного проекта Unit.City назначен на конец этого года. Какие первые шаги вы бы сделали?

Максим Яковер:

— Любой подход к проекту начинается со стратегии и подбора команды под данную стратегию. Мы этим путем и шли. Естественно, по ходу ты что-то пробуешь и понимаешь, что делаешь правильно, а где ошибаешься. Тогда нужно вернуться, поменять какие-то элементы и двигаться дальше. Это живой процесс, и он зависит от многих факторов: ресурсов, которые у тебя есть; окружения, в котором ты функционируешь; команды и партнеров, которые с тобой работают.

Двигались бы мы плюс-минус также. «Если бы я был таким умным до, как моя Сара после» — как говорится в одной прекрасной и очень мудрой пословице. Сейчас, наступив кое-где на грабли, понятно, что некоторые вещи нужно было сделать сразу иначе. Но это так не работает: история не терпит сослагательного наклонения.Есть понятный путь и понятный подход. В этом направлении мы и двигаемся.

Максим Бахматов добавляет:

— Сейчас Unit.City – это пилотный проект того, что мы хотим видеть здесь в будущем, только в 10 раз больше. Я бы стартовал точно с того же. Начинал бы с концепта, который можно потрогать, посмотреть и решать дальше.

Когда я работал над концепцией и стратегией партнерства, ключевое, что было придумано – мы не рассказываем ничего по телефону, не даем никакой информации по почте. Мы всех привозим сюда. Физически, ногами проходим с каждым желающим посмотреть на нашу работу. Так за год мы сделали 5 000 экскурсий. И это сработало.

— Какой проект самый первый «заселился» в Юнит?

Максим Исанович взял инициативу в свои руки:

— Каких любим и кого ненавидим? Нет такого. Все резиденты, которые тут есть – очень достойные. Первая компания зашла вместе с проектом, который должен был нам помогать – это школа, образовательный резидент. Проект нашего инвестора, которым он занимается и раскручивает. А первые коммерческие резиденты заходили по программе поддержки предпринимателей. У них были определенные льготные условия.

Максим Игоревич дополняет:

— Строительство парка начинается с сосуществования. С атмосферы студенчества и молодежи, которая делает этот проект осмысленным. Каждый правильный инновационный технопарк начинается с университета. Поэтому мы строим именно в таком порядке.

Есть ряд резидентов, которые чуть больше популярны. А есть те, которые создают то, что мы называем экосистемой. Например, «FabLab», которая с точки зрения оборудования, одна из самых крутых лабораторий в Восточной Европе.

Есть компании, которые пришли сюда с тремя людьми, а сейчас они разрослись и стоят уже более $80 млн. Также компании, типа Concepter, которые были успешны на Кикстартере, а сейчас запустили свою акселерационную программу.

Если посчитать, у нас на кампусе на данный момент 7 акселерационных программ. Это почти все компании, которые помогают молодым командам быстро расти и получать первые контракты.

— Резиденты сами сюда приходят или вы кого-то приглашаете?

— И так, и так работает. Кого мы очень хотим – приглашаем, обсуждаем условия участия. Кто-то приходит, потому что видит активность нашей сети и понимает, что тут происходит и каких результатов в данном обществе можно достичь.

— По каким показателям отбираете компании, которые хотите сюда завезти?

— Это должна быть инновационность, создание собственного продукта, экспортная ориентированность и поддержка образовательных программ. Вчера у нас была встреча с компанией, которая хочет построить у нас целое здание – 10 тысяч м2. У них одновременно проходит 7 образовательных программ, на которых конкурс до 10 тысяч человек. Всего по 25 мест, но они так круто учат людей бесплатно, что, если придут сюда, мы добавим просто сумасшедшую синергию. К тому же это отдельное здание и отдельный кампус. Украинский Facebook и Google – смесь чего-то такого очень качественного. Мы будем стараться сделать все возможное, чтобы они тут появились.

Здесь очень большие инвестиции – порядка $15 млн. Это порядка тысячи человек с очень высокими зарплатами и уровнем мотивации. Среднее количество часов, которое они проводят на территории офиса – 11. Молодые люди осознанно проводят в офисе 11 часов в день. Представляете, как им должно быть интересно?

Источник: UNIT.City

— Чем вы больше всего гордитесь в UNIT.City?

Максим Бахматов положа руку на сердце, сказал:

— Я в этом городе больше всего горжусь инвестором, который вкладывает сюда свои деньги. Тот человек, который потратил сюда 50 млн, при этом имея денежный поток, не соответствующий потраченным сюда деньгам – большой молодец. И это не благодаря, а вопреки тому, что происходит в стране.

— Что посоветуете читать и к кому прислушиваться будущим инноваторам?

— О, этот вопрос к Максиму Исановичу, – указав рукой на Бахматова, сказал Яковер.

Максим Бахматов перебрал инициативу:

— Стругацких, 12 томов, уже – 33. А вообще, читайте художественную литературу. Про бизнес литературу Максим Игоревич вам расскажет. А я – про вдохновение. Вдохновение и силы для движения вперед вы получите только в художественной литературе.

— А к кому прислушиваться? – интересуюсь я.

— Не возымей себе кумира, ни к кому. В зависимости от времени жизни, сначала вы слушаете маму, после – классного руководителя, потом и те, и те вам кажутся смешными, – рассказывает Бахматов.

— Мама не может казаться смешной, – возражает Максим Игоревич.

— Почему же? – спрашивает Максим Исанович. – Может. В 13 лет она нам кажется смешной. Даже в 15 лет может казаться смешной. Вот сейчас уже нет. Сейчас все серьезно.

— Хотите сказать, это циклично? – поинтересовался Максим Яковер.

— Конечно, – подтверждает Бахматов. – Классный руководитель была когда-то приятна, полезна, а потом ненавистна. В зависимости от вашего периода жизни, главное – это гармония с собой.

— А у Вас, Максим Игоревич? Кто Вас вдохновляет?

— Есть люди, которые очень круты в чем-то. Как правило, они в чем-то одном очень классные, а в остальном – не очень. Например, мне импонирует то, как Илон Маск работает с миссией. Как он приходит с глобальной идеей и говорит: «Вот мы это сделаем! Мы перевернем рынок автомобилей! Мы полетим на Марс!» – и показывает стратегии, как он будет это делать. Лучшие инженеры собираются и идут к нему, потому что у него сильная миссия. Те верят, что именно он сможет это сделать.

Точно также и мы работаем с миссией в своих проектах. Строим один из самых крутых парков в Восточной Европе. Абсолютно беспрецедентный проект для Украины. Много талантливых ребят хотят вместе с нами стоять у истоков прорыва.

Вот как все работает. Если у тебя амбициозная цель и ты можешь показать и доказать, что она реализуема – значит, очень много партнеров и талантливых ребят будут заинтересованы участвовать в этом проекте.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ