Дмитрий Остапенко: Я горжусь тем, что Kompozit — это отличные товары, сделанные в Украине.

0
1458
Дмитрий Остапенко

Дмитрий Остапенко — предприниматель, который пришел к успеху, пройдя путь от простого рабочего до владельца одного из крупнейших в Украине производителей лакокрасочных изделий под ТМ Kompozit.

Community расспросил бизнесмена о том, что является движущей силой для его бизнеса, какой результат дает синергия бизнеса и социальных проектов, а также о том, как ему удается совмещать работу с увлечением экстремальными видами спорта.

Почему Вы решили стать предпринимателем? Это ваш личный выбор или так сложились обстоятельства?

— Наверное, и то и другое. Я пришел в предпринимательство в конце 1993-го — начале1994-го. В то время идти работать особо было некуда: либо на завод рабочим, либо в предпринимательство. Я поработал на заводе две недели и понял, что не хочу продолжать. После этого я уже никогда не работал по найму, только сам на себя.

Как случилось, что Вы стали заниматься именно лакокрасочными изделиями?

— Здесь все прозаично. Те две недели на заводе я работал в экспериментальном лакокрасочном цеху. Там понял, что мне нравится работать в сфере продаж лакокрасочной продукции, что это интересно. Там же я нашел и своих первых партнеров по бизнесу.

Но, честно говоря, мне просто хотелось качественно делать свое дело. Если бы я тогда оказался, например, на кондитерской фабрике, то мог бы торговать и конфетами. (Улыбается.)

В 1990-х торговля была своеобразная. Связи между предприятиями оборвались одновременно с распадом СССР. Тогда на предприятиях классические каналы сбыта были разрушены, а новые еще не налажены, поэтому многие из них не понимали, что и где брать. Предприятия-производители так же не понимали, как им сбывать свою продукцию.

В Украине на слуху было несколько заводов, которые производили бытовые краски и я  выступил коммуникатором между потребителем и заводами.

«Социальные проекты — отражение активной жизненной позиции»

Ваша компания довольно активно занимается разными социальными проектами. Это просто требование времени или же в этом есть какая-то Ваша личная позиция?

— Это отражение нашей активной жизненной позиции. Социальная активность компании отражает наши ценности и отношение к жизни. Сегодня наибольшим уважением пользуются те компании, которые социально активны. В итоге получаем усиленный эффект от синергии искренних человеческих порывов и каких-то бизнес-акций.

Но, хочу сказать, что все же социальная активность компании должна идти в первую очередь от души тех, кто в ней работает. Если вы делаете кому-то добро исключительно в корыстных целях, то пользы от этого будет мало.

Мы много чего делаем от души, не особо афишируя. Например, после революции достоинства мы реставрировали мост Небесной Сотни, муралы в Киеве,  уже не первый год выступаем партнерами фестиваля пысанок Folk Ukraine на Софиевской площади.

«Наша цель не просто заработать денег, а сделать бизнес полезным и приятным»

Какое место в работе Вашей компании занимают инновации? Ведь на рынке было довольно много новшеств, которые впервые появились именно у Вас.

— Главный принцип, которым мы руководствуемся в работе, это ориентация на потребителя, который ждет от нас универсальных и качественных товаров. Наша цель не просто заработать денег, а сделать бизнес полезным и приятным, таким, чтобы мы могли  с гордостью смотреть людям в глаза. Инновации — важный инструмент, который позволяет добиться такой цели.

Мы первыми в Украине зарегистрировали бренд лакокрасочных изделий. До того момента в нашей отрасли такого понятия, как «торговая марка» вообще не было, любую продукцию называли по имени производителя. Мы первыми начали применять для фасовки металлические евровёдра вместо бочек, барабанов и т.п. Барабаны все еще используют на промпредприятиях, но мы хотели, чтобы потребитель мог выбирать в том числе и фасовку, какая ему удобна, а не только краску.

Также мы первыми в Украине начали делать литографическую печать на жестяных банках, первыми вывели на рынок снежно-белую алкидную эмаль, до того момента на рынке была только белая эмаль ПФ-115, которая по цвету уступает нашему продукту.

«Расширение рынков сбыта — это расширение границ собственного мировоззрения»

Есть ли у вас в планах выход на рынок ЕС? Насколько сложно сегодня украинским компаниям туда пробиться? Кому это сделать легче: крупному бизнесу или все же среднему и мелкому?

— Наша компания входит в десятку крупнейших производителей лакокрасочных материалов в украинской экономике. При этом хочу подчеркнуть, что в это число входят главным образом транснациональные корпорации. И это, можно сказать, наше определенное достижение.

Мы очень активно осваиваем европейский рынок, для этого открыли свою компанию в Словакии. Работать там не просто, поскольку, следует сказать откровенно, нас там никто не ждет и не горит желанием видеть. Но мы мониторим этот рынок, учимся на своих ошибках, корректируем свою стратегию. Работа на новых рынках хоть и сложная, все же очень интересная. Для меня расширение рынков сбыта — это своеобразное расширение границ собственного мировоззрения.

Под каким брендом вы реализуете свою продукцию в Европе?

— Под тем же, что и в Украине — Kompozit, мы его зарегистрировали в ЕС. И тут надо понимать, что важен не сам бренд, а открытость информации о том, откуда он, откуда продукция, которая под ним реализуется. Мы могли бы поступить, как и многие другие: зарегистрировать в ЕС новый бренд и скрыть, что он из Украины. К своему сожалению, вынужден сказать, что в Европе многие от нас так и требуют. Но это унизительно, когда тебя заставляют прятаться. Мы и в Украине этого никогда не делали. У нас ведь тоже есть бренды, которые преподносят себя, как иностранные, и говорят, что у них в Украине даже производства нет. А на самом деле это обман.

Я не вижу ничего зазорного в том, чтобы гордиться тем, что я делаю хороший продукт в Украине. Поэтому мы никого не обманываем ни у себя дома, ни в ЕС.

На рынок ЕС тяжело заходить только украинским брендам? Может быть, это связано с высокой конкуренцией на европейском рынке лакокрасочных изделий?

В Европе тяжело зайти на любой рынок, не только на тот, где работаем мы. Дело в том, что в Старой Европе все рынки давно поделены между компаниями, которые работают там уже очень давно. Поэтому, когда мы приходим к посреднику или в какой-то магазин и говорим: «Давайте сотрудничать с нашей продукцией! Она по качеству лучше, чем та, что у вас есть сейчас, и доступнее на 30-40%», — нам, как правило, отказывают. А если они еще слышат, что мы из Украины, то сразу — «до свидания»! Все говорят, что они вполне довольны своим отечественным товаром, а продавцы и производители давно находящееся в зоне комфорта не спешат что-то  менять.

Можно ли сказать, что Ваша компания ориентируется на сбыт преимущественно какой-то одной группе потребителей, например, предприятиям, или же напротив обычным покупателям?

— Наша продукция реализуется через розничный канал сбыта, это около 70% нашего оборота. Понятно, что частично эту продукцию приобретают крупные торговые сети,  частично —дистрибьюторы, магазины категории А, интернет-магазины. И около 30% — это промышленные поставки для строительных компаний, тендеры для госзакупок и т.д.

Кроме эмалей и прочих красок для отделки вы также производите художественные краски. Насколько масштабна эта часть вашего бизнеса?

— В это направление мы попали случайно, и стоит заметить, оно мне очень нравится! (Улыбается.) Моя дочка рисует, и вообще художественные краски несут радость людям, а я тоже люблю радовать людей!

Я рад, что наши художественные краски не просто качественные, а превосходят по качеству многие иностранные. Что же до бизнеса, то пока это производство не приносит нам прибыли, но сам тот факт того, что мы их производим, меня радует.

Как украинский потребитель и рынок в целом реагирует на инновации? Можно ли сказать, что мы слишком консервативны, чтобы активно производить и потреблять что-то новое?

— Это вопрос культуры и осведомленности потребления. Людям надо давать как можно больше информации о новшествах, о том, какие преимущества они несут, тогда потребители не будут бояться неизвестности, и появится спрос и предложение.

Например, сейчас происходит переход от органических эмалей к вододисперсионным. Вододисперсионная эмаль стоит в два-три раза дороже, чем органическая, но при этом она быстрее сохнет, служит дольше, у нее нет запаха, она экологически чище. Такие продукты, без преувеличения, меняют культуру потребления.

В последние годы рыночная доля водорастворимых экологически чистых материалов растет, а доля органических падает. То есть, ментальность людей все-таки постепенно меняется. На рынке краски происходит то же самое, что и, например, на авторынке: все больше людей постепенно пересаживается с бензиновых автомобилей на электромобили.

Но у нас есть разные сбытовые сегменты, и каждый из них будет изменяться по-своему. В потребительском сегменте, думаю, около 90% займут материалы на воде, то есть экологически чистые.

Но вместе с тем, хочу сказать, что есть ряд инноваций, которые в мире уже пользуются спросом, а в нашей стране пока что не востребованы, например, термозащитные продукты. У нас есть ряд разработок, связанных с термозащитой, но в Украине на данный момент они никому не нужны. Если железнодорожные вагоны до сих пор красят самой дешевой эмалью ПФ, то о каких сложных инновациях мы можем говорить?

«Для меня энтузиазм человека, желание работать и достигать цели могут быть важнее опыта»

Как вы проводите свою кадровую политику? Что для вас важнее: большой опыт потенциального сотрудника или какие-то его личные качества?

— Для меня энтузиазм человека и его желание работать могут быть важнее опыта. Мы стараемся формировать у себя в компании командный дух и команду.

А какого стиля управления вы придерживаетесь?

— Демократического. Я даю сотрудникам свободу действий, свободу ошибаться, но при этом они должны делать выводы, учиться на ошибках и действовать.

Я хорошо знаком с авторитарным стилем управления, когда руководитель замыкает на себе все процессы и решения, а сотрудники нужны ему только как исполнители. Но в такой компании сам руководитель обречен всю жизнь сидеть в офисе и давать распоряжения, он вынужден отдать всю свою жизнь работе.

В моей же ситуации все наоборот. Я даю людям «развернуть крылья», расти как личностям, стать двигателем компании, и тем самым освобождаю свое время для того, чтобы иметь возможность посвятить себя каким-то другим делам.

«Очень захватывающе и интересно, когда ты преодолеваешь свой страх»

Расскажите о своем хобби. Мы знаем, что вы увлекаетесь экстремальными видами спорта. Это жажда острых ощущений или личный способ перезагрузки?

Наверное, и то и другое. Мне нравится пробовать что-то новое, путешествовать. Можно сказать, что путешествия и спорт это сферы, в которых я себя дополнительно реализовываю. Мне нравится, что путешествия зачастую связаны с новыми видами спорта. Например, в дайвинге больше всего притягивает то, что он позволяет увидеть что-то новое. Кайтсерфинг, серфинг, вейнборд, сноуборд, лыжи, мотоцикл — дают выброс адреналина. Я бы всем советовал попробовать себя в чем-то таком, это очень захватывающе и интересно, когда ты преодолеваешь свой страх и переступаешь через препятствия, которые раньше казались непреодолимыми.

Семья разделяет Ваше увлечение экстремальным спортом?

— Да, мои старшие дети, сын и дочка, тоже гоняют на мотоциклах. Сын в прошлом году даже участвовал в Чехии в кольцевых мотогонках. А дочка, кроме мотоциклов, очень любит рисовать.

По Вашему мнению, в жизни стоит рисковать и пробовать что-то новое?

Думаю, да. Например, сделать шаг в карьере и занять более высокую должность либо перестать работать по найму и начать собственный бизнес — очень серьезный и трудный переход. Многие люди из-за страха так никогда и не отваживаются на этот шаг, а кто-то рискует и делает. Да, можно потерпеть неудачу, но после этого можно и вернуться назад. При этом ты, по крайней мере, знаешь, что попробовал. Ведь говорят, что лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Это относиться ко всему, просто надо тщательно взвешивать все риски и продумывать все возможные варианты развития событий.

#Анна_Бабак

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ