Ярослав Маринович: «Через год все полки книжных магазинов заполнит украинский продукт»

0
1968

Зная рынок, вы всегда будете знать, куда двигаться, в случае «Издательской группы КМ­-Букс», — что издавать. Этот принцип, впрочем, работает и для любого другого бизнеса. О современном состоянии издательского дела, развитии книжной индустрии в Украине, о новых тенденциях и не только, — специально для Community рассказал издатель Ярослав Маринович.

 Начиная с 2014 года, на книжном рынке Украины наблюдается определенный рост продаж. Как Вы считаете, это прогресс?

Именно с этого времени на книжном рынке Украины начались определенные перемены. Революция Достоинства во многом повлияла на сознание большинства граждан Украины. Возникла ситуация, при которой системы дистрибуции российских издательств начали закрываться. Объемы поставок российской литературы с того времени сократилась в разы. В конце прошлого года Президент Украины Петр Порошенко подписал закон об ограничении ввоза в Украину печатной продукции антиукраинского характера. В связи с этим, российская книга не поступает в продажу. И мы полностью приветствуем этот шаг. Это пойдет на пользу украинскому книгоизданию.

 Что Вы имеете в виду, говоря об «анти­ украинских книгах»?

Приведу небольшой пример. В 2014 году вышла серия книг российской фантастики, в которых на обложках были изображены в фашистской форме и стоящие на коленях Александр Турчинов с Арсением Яценюком. В этих книгах речь шла о том, что бандеровцы подняли бунт, свергли власть в Киеве, а доблестные бойцы «красной» армии пытаются уничтожить всю эту «нечисть». Аналогичных книг было выпущено сотни наименований. Некоторые из них специально издавались в России для продажи в так называемой Новороссии. Поэтому подписание закона, — абсолютно своевременный и необходимый шаг, как и следующая за ним процедура контроля поставок.

 Скажите, пойдет ли это на пользу издательского дела в Украине? Каким образом будет заполняться пространство книжного рынка?

Объективно, соотношение продаж российской литературы и литературы на украинском языке в 2012 году составляло 80/20. На тот момент украинские издатели проигрывали. После определенных событий в 2014 году ситуация стала стремительно меняться и сейчас соотношение продаж уже не в пользу российской книги. Это произошло буквально за два с половиной года.

Динамика изменений стремительна, могу предположить, что через три­четыре года соотношение, которое мы имели в 2012 году, будет таким — 80% будет составлять книга на украинском языке и 20% — на иностранном.

Касательно второго вопроса, — не вижу никаких проблем с заполнением некоторых ниш книжного рынка. Я погружен в рынок прав, как украинских, так и зарубежных авторов. Ситуация изменилась кардинальным образом, сейчас издатели начали кроме массовых ниш покупать книги из более узких сегментов, чего бы не стали делать лет 5­6 лет тому. Такие действия приведут к тому, что мы сможем через несколько лет заполнить все ниши качественной украинской книгой.

Кроме того, сейчас идет обсуждение закона «Про державну мову» — проект №5670, где, с нашей точки зрения, все очень правильно прописано касательно книжного бизнеса и других отраслей, связанных с медиа. Если этот закон будет принят, то в течение трех лет мы почувствуем абсолютно качественные изменения на книжном рынке для украинских издателей.

17357479_1367002370029022_1703935589_o

 Какая ниша сейчас заполнена менее всего? Прежде всего, интересуют книги на украинском языке.

Если сравнивать абсолютную конкуренцию, с точки зрения ниш, нон­фикшн — это ниша с достаточно низкой конкуренцией. Но в настоящий момент права на многие интересные книги приобретены и совсем скоро они появятся на рынке.

Также мы планируем расширить ассортимент книг прикладной литературы DIY (Do it yourself) — это направление тоже немного пустует: кулинария, рукоделие, сад и т.д. Cложно сказать, как потребитель будет реагировать. Однако я заметил такую тенденцию: когда в стране все хорошо и спокойно, людей интересуют книги разной тематики, полиграфического исполнения, и цена не является главенствующей. Когда же люди живут в состоянии нестабильности, спрос на книжную продукцию тоже становится нестабильным, и DIY­книги покупают, как правило, только в качестве подарка.

Немаловажное значение также приобретает стоимость книги. Хорошая подарочная книга сейчас обойдется в 400–500 грн. Это напрямую связано с увеличением стоимости полиграфии и материалов. Розничная цена подарочной детской книги составляет примерно 300–350 грн.

 И все же, российские книги до сих пор в большом количестве находятся на полках наших магазинов, не правда ли?

 Да, это так. И это связано с низкой ликвидностью российских книг и их ценой. Есть еще один нюанс — большим магазинам нужно чем­-то заполнять полки. С моей точки зрения, через год ситуация кардинально изменится и на полках книжных магазинов будет исключительно украинский продукт.

 Расскажите о тех сложностях, с которыми Вы сталкиваетесь?

Есть определенные сложности с полиграфическими предприятиями, которые со времен независимости Украины практически не обновляли основные фонды.

Открытия новых предприятий мы не видим, поэтому вынуждены инвестировать в собственную полиграфию.

К примеру, в прошлом году крупнейшие типографии получили госзаказ от Министерства образования на печать 6 млн учебников, которые печатались в «пожарном режиме». Вследствие этого практически вся полиграфическая база страны на два месяца остановила печать других заказов. В итоге многие книги попали на полки магазинов спустя несколько месяцев от запланированного срока.

 А есть ли смысл в том, чтобы вкладывать деньги в открытие собственной полиграфии?

Начинать просто с полиграфии, конечно же, смысла нет. Рынок сложный и специфический, к тому же, дорогой. Если это гармоничным образом связано с основным бизнесом компании и позволяет создать дополнительную стоимость, как в нашем случае, тогда инвестировать имеет смысл. Если рассматривать открытие собственной типографии исключительно как бизнес, то, учитывая возможности интернета в сочетании с современными технологиями, когда любая книга буквально через пару дней появляется в сети, — это довольно рискованный проект. А чтобы рассчитывать на серьезные государственные заказы, нужно быть уверенным в своих силах.

17310822_1367002996695626_1987338328_o

 Расскажите о механизме успешной дис­трибуции?

Что касается нашего издательства: мы имеем сотни активных клиентов, работаем с сетью книжных магазинов «Буква», «Книгарня Є» и т.д. Поэтому вопрос о доставке книги в любой уголок Украины уже давно решен и налажен, тогда как для большинства небольших украинских издательств основная проблема состоит в организации правильной и качественной дистрибуции. Наши клиенты взаимодействуют с отделом продаж, своевременно получают информацию и печатную продукцию.  В настоящий момент на складе более 700 наименований книг собственного производства.

Универсальных дистрибьюторов в стране нет, поэтому те издатели, которые предлагают качественный продукт широкой линейки, — единицы.

 Какой жанр сейчас пользуется наибольшим спросом?

На рынке Украины — все жанры. Что­-то продается хуже, что-­то лучше. В отличие от Украины, на западном рынке грамотно продумана маркетинговая составляющая. К примеру, выходит очередная книга «Гарри Поттер», — и во всех магазинах 20% продаж составляет именно эта книга. То есть, люди целенаправленно идут покупать только ее. У нас же читатель приходит в магазин, чтобы посмотреть, что есть из новенького, и зачастую только в магазине принимает окончательное решение о покупке.

 Это связано с тем, что у нас не такая маркетинговая стратегия?

Это следствие поведения потребителя и не использования правильных маркетинговых инструментов. Когда на западе выходит серьезный продукт, уже заранее идет многоступенчатое продвижение. Мы пытаемся делать похожие шаги, используем все возможные каналы продвижения: социальные сети, интернет­порталы, работаем с блогерами. Что касается взаимодействия с торговыми сетями, — используем специальные выкладки и наружную рекламу в магазинах.

Таким образом, мы пытаемся выводить на рынок новый продукт, работая с известными зарубежными авторами. Например, мы издаем книги известной американской писательницы Лианы Мориарти, она считается одной из самых популярных писательниц в жанре детектива. Издаем практически все книги Нила Геймана. В случае с Гейманом легче, так как читатель его знает. А если ты еще создаешь определенный маркетинговый толчок, предоставляя клиенту информацию о том, что появился украинский перевод, тогда этому сопутствует определенный успех. Если же рассматривать нишу нон­фикшн, то при правильном выборе продукта, его свое­ временности и востребованности продается по два тиража за полгода.

Нужно помнить ключевой момент — новый продукт не будет продаваться без его пошагового продвижения в интернете.

17379693_1367002193362373_1658531351_o

  Вы говорите о «правильном выборе продукта». А чем Вы руководствуетесь при выборе книг для издания?

В целом, это комплекс понимания рынка и конкурентов. Один известный маркетолог утверждал, что всегда нужно мыслить сегментами. Когда ты понимаешь, как структурирован и сегментирован рынок, какие люди покупают твой продукт, что они хотят увидеть на полках, — все это учитывается с предложением иностранного книжного рынка, и тогда создается базовая картина, что нужно потребителям.

Безусловно, нужна определенная доля интуиции и четкое представление, каким должен быть действительно хороший продукт. Профессионализм заключается в опыте, определенном культурном и образовательном уровне.

 Можно ли сказать, что наш читатель довольно­таки переборчив в выборе литературы?

Скорее нет, чем да. Читатель становится все более переборчивым на том рынке, где очень сильная конкуренция и ему приходится выбирать, например, из пяти предложенных аналогичных продуктов. У нас же не очень сильная конкуренция. Как я уже говорил, в нашем случае 70–80% покупателей, заходя в магазин, сразу обращаются к продавцу с вопросом: «Что посоветуете почитать?». Эта модель поведения доминирует. С другой стороны, большой ажиотаж можно наблюдать на День св. Николая и Новый год. Накануне Дня св. Валентина покупатели лихорадочно начинают искать книги о сексе и любви. Далее у нас идет 8 Марта, и мужчины вовсю спешат приобрести, например, кулинарные книги для женщин. Складывается ощущение, что его возлюбленной непременно нужна именно такая литература, чтобы она чаще баловала его всякими вкусностями.

Потом наступает лето — «мертвый сезон». Правда, приходят покупатели с длинными списками книг для детей по внеклассному чтению. В преддверии нового учебного года возникает спрос на канцелярию. Так что, есть и сезонность в нашей работе, хотя в целом — это стабильные продажи, популярные авторы, новые продукты. В среднем мы выпускаем в месяц 30–35 новых книг. В этом году планируем издать около 600 книг, начиная с энциклопедий и заканчивая книгами формата pocketbook.

 А что читаете лично Вы?

В основном я читаю книги нон­фикшн и бизнес­литературу. Сейчас перечитываю одну из книг Дональда Трампа. К слову, мы купили права на издание всех книг Трампа на украинском языке. Первая книга — «Мистецтво укладати угоди» — уже в продаже. Также советую обратить внимание на книгу «Війна з Росією», которая выйдет весной. Мы запланировали приезд в Украину ее автора — британского генерала Ричарда Ширреффа, который лично презентует свою книгу в рамках «Книжного арсенала–2017», а также прочитает лекцию в Национальном университете имени Тараса Шевченко.

Издательский бизнес интересен. Как вы видите, мы пытаемся заполнять все ниши, и развиваемся как универсальное издательство, которое выпускает книги по всем направлениям.

#Александра_Варакута

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ