Виктор Шевченко: «Логист — профессия без границ».

0
100
Логистика — важнейшее направление в украинском бизнесе, которое нуждается в особом внимании. Почему логистика? Виктор Шевченко расскажет в нашем интервью.

 

Почему складывается патовая ситуация, когда в логистических компаниях есть хорошие позиции, а специалистов на эти позиции практически нет?
Нет, на данный момент это не патовая ситуация, таковой она была в 2000 году. В 90­х годах ничего не развивалось, а в 2000­х начали заходить иностранные компании. С тех пор, уже 16 лет, рынок развивается сам по себе, течет по течению. Уже есть некий костяк логистов, которые выучились самостоятельно. С точки зрения руководителей компании — это хорошо, потому что они учились на своих ошибках. Но хочется, чтобы новый персонал, который мы нанимаем на работу, приходил более­менее подготовленный, а лучше — с опытом. Важно понимать, что в будущем компании станут нанимать хотя бы базово­квалифицированный персонал. На сегодняшний день на работу приходят сотрудники, которые не знают азы логистики. Тенденция и время требуют того, чтобы логистов учили в университетах, и по окончанию ВУЗа они проходили практику и выходили на работу уже подкованные. Из­за кризиса нет желания приглашать людей неопытных, так как нет времени на их обучение. Другое дело, когда есть и деньги, и время, и желание, тогда с молодого специалиста можно слепить то, что тебе нужно.
В 2015 году на государственном уровне отменили специальность «логистика», она растворилась в некой специальности менеджмента. Слово «менеджер» — не актуальное, использовали его в 90­е годы, когда не знали, как переименовать советские ГОСТы. Сейчас вся работа связана с узкопрофильными специалистами. Практика показывает, что это принцип европейский и американский. К примеру, в Европе, чтобы прикрутить батарею будут задействованы три специалиста, а у нас это может сделать один человек. Поэтому логистике начинают обучаться узкопрофильные специалисты, которые знают свое дело на 5+.
Как говорят мои знакомые: они острые, как лезвие бритвы, но в одном направлении, и это хорошо. Многих таких ребят переманили в Казахстан, там логистика на уровне нашего 2004 года. Это утечка кадров, но и показатель того, что мы котируемся на рынке СНГ, нас признают как специалистов.
Уровень логистики в Украине в чем-­то даже перегнал европейский, потому что наш логист — еще и широкоформатный. В университете учат несколько предметов, связанных с логистикой, тем самым дают понятие о всех ее этапах. Если человек выбирает себе работу, например, с цепью поставок, то при этом он знает картину в целом. Широкоформатность — это хорошо, но каждый работник для себя должен понять, где именно в логистике он себя нашел.
DSC_4033
Вы говорите, что не выгодно нанимать непрофессионалов. Но где брать профессионалов, если не выращивать самостоятельно?
Брать — это неправильно. Если у компании есть время и наставники, то новички необходимы, так как меняется кадровый состав. В нынешней ситуации у нас в стране не всегда хватает времени учить кого­то с нуля, но делать это нужно. Мы сотрудничаем с ВУЗами. Берем на практику студентов, чтобы объяснить им, что суть работы существенно разнится с тем, чему учат в университете. В логистике есть транспортные компании — это одна сторона, клиенты и заказчики — это вторая, управление цепями поставок — третья. Желательно, чтобы студент до момента окончания ВУЗа уже имел опыт работы в этой сфере и определился, к чему у него лежит душа. Студенты — это наше будущее.
Скажите, какая необходима реформа в образовании, чтобы она способствовала появлению надежных кадров?
Никто не может объяснить, по какой причине убрали специальность «логистика». Более того, общественные организации и ВУЗы, которые потеряли долю в образовании и были вынуждены закрыть факультет, писали множество писем по этому поводу и ждут ответа до сих пор.
Очень важно, чтобы у студентов была возможность уже с первого курса обучаться той специальности, которой они хотели бы посвятить себя, это сэкономит время. Мое первое образование — историческое, но я совсем не историк. Совершенно случайно попал в логистику и учился специальности менеджер ВЭД, которая напрямую связана с логистикой. На сегодняшний день — 1/5 профильных специалистов, весь остальной состав — это люди разношерстных профессий, которым пришлось после окончания университета осваивать эту профессию с нуля. Для меня важно, чтобы я брал на работу специалиста и говорил с ним на одном языке.
DSC_4058
Вы сказали, «люди разношерстных профессий». Например, каких?
Абсолютно разных: от лингвистов до айтишников. Логист — профессия без границ. Одна из причин: можно быть логистом в Китае, в Украине и в Америке, терминология одинакова во всем мире и суть работы та же.
В чем разница между логистическим бизнесом в Украине и в Европе?
Первое, и самое значимое, — логистическому бизнесу в Украине 16 лет, а в Европе — от 30 до 50. Есть две школы: европейская и американская. Они по­своему отличаются, но у них уже есть культура потребления. В 2000 году никто не понимал, что такое склады класса «A», спустя шесть лет у нас появилась культура их потребления. Сегодня даже украинские клиенты стараются использовать «А», а не «B» и «C». Иностранные клиенты требуют, чтобы мы шли в ногу с Европой, перенимая их опыт. Рынок диктует условия, за которыми не успевает развиваться система образования, получается дисбаланс. Наша компания старается сотрудничать с транспортными университетами, брать на практику студентов. Мы просим их писать креативные рефераты, чтобы понять, идут ли они на шаг вперед, или не могут, не видя бизнеса изнутри. Приветствуем, кстати, самые необычные идеи, потому что в них всегда есть рациональное зерно.
Одно из наших достижений — это открытие первого в Украине фулфилмент­центра. Это сервис для сегмента e­commerce. Мы, как логистический оператор, предлагаем аутсорс для интернет­магазина, начиная от собственного call­центра для приема заявок, заканчивая доставкой товара до конечного потребителя. Сейчас довольно часто можно услышать об услуге  фулфилмент, но на самом деле мало кто ее качественно предоставляет, зачастую это — просто красивое название.  У нас же есть и возможности, и опыт, чтоб предоставлять эту услугу на найвысшем уровне и таким образом позволять интернет­магазину  заниматься развитием и продвижением, а все логистические операции предоставить на выполнение нам.
Вы сказали, что международный рынок требует, чтобы рынок СНГ шел в ногу с ним. Как это возможно при нынешнем развитии нашей страны?
70% вещей, которые вас окружают, — иностранные вещи, соответственно, и компании — иностранные. Когда иностранец приходит в Украину с готовым продуктом, 10% – 30% задачи занимает логистика. Поэтому, выходя на рынок, он берет себе подрядчиков, которые понимают, как это работает. Логистика со стороны иностранных компаний — это экономия денег и своевременность доставки. Мы подглядываем за иностранными торговыми компаниями, и с каждым новым участием в тендере перенимаем их культуру. У каждого крупного заказчика есть свои, скажем так, детали, которым нужно соответствовать. Это, к примеру, техника безопасности, знание английского языка и IT­ платформ, потому что все компьютеризировано. Наша основная идея — добиться того, чтобы логистика была не просто предметом в университете, а стала признанной отраслью. Мы все дружно понимаем, что она приносит X­дохода государству. Для сравнения, в Германии логистика по доходности занимает третье место. В то время как в Украине на нее не обращают внимание.
DSC_4045
По Вашему мнению, почему логистике не уделяют должного внимания?
Это безалаберность Министерства транспорта, им некогда принимать нововведения, так как в стране кризис, и все думают, как бы добежать до конца месяца или года. Глобально этот вопрос не поднимался, а логистику путают с транспортом, хотя это более широкое понятие. В Минтрансе есть автомобильный департамент и морской, связующим звеном между ними выступает логист.
Так кто же ставит палки в колеса, и в чем проблема на данный момент у логистического бизнеса?
Нет структурированности. Новые неплатежеспособные компании, которые открываются, покупают стол и стул, и говорят — мы логисты, начиная работать «по­черному». Этот негатив выливается на рынок и приводит к тому, что у перевозчиков сводит зубы, когда они слышат слово «экспедитор». У нас, в рамках компании, запрещено работать с экспедиторами, которые есть в Украине. Они приходят в компанию заказчика, обещают «золотые горы», берутся за часть работы, которую выполняют недобросовестно, и в таком виде передают транспортным компаниям. Отсюда возникает множество проблем, в том числе, воровство груза. Если по Европе такое случается раз в квартал, то в Украине это происходит сплошь и рядом. Иностранцы при выборе компании отдают предпочтение большим и проверенным, у которых есть структура разделения труда, и гарантия активами завершенности работы.
Расскажите, пожалуйста, про конкуренцию, которая складывается в вашей сфере?
Рынок логистики поделен четко на иностранную компанию, и на украинскую. Зачастую, в тендерах крупные иностранные компании проходят красной нитью, если же компания местная, шанс выиграть тендер сводится к нулю. Заказчикам из Франции будет легче договориться и работать с логистом из Франции, между ними, скорее всего, уже произошло какое­то взаимодействие. Поэтому выиграть тендер нереально. Конечно, нам хочется сгладить это, показать и доказать, что мы не хуже, а на 70% даже лучше. Почему? Потому что мы боремся за каждого клиента, без поддержки и спонсирования из­за границы, и «балуем» клиента. Европейцы и американцы идут по четким стандартам, реалии рынка показывают, что если украинская компания будет идти по таким стандартам, придется делать сверх того, что прописано. Иногда нас просят выгрузить машину в 12 ночи, хотя склад закрывается в 7 часов вечера, и больше ничего не остается, как ждать. Все эти мелкие детали составляют клиентоориентированность. Со временем, когда европейцы понимают, что в украинской компании оператор имеет тот же набор услуг и IT­платформу, они начинают поворачиваться в нашу сторону. Но чтобы стереть эту грань, нужно приложить немало усилий. С некоторыми европейскими компаниями мы играем в тендер по 5–6 лет, благо, портфель нашей компании позволяет демонстрировать должный уровень.
DSC_4050
Как себя чувствует украинская логистическая компания на европейском рынке?
Очень тяжело. Нас в Европе не ждут. На Европу вышли одна­две компании, и мы в их числе. Наша компания представлена на рынке Польши, она ближе нам ментально. Но мы пришли к тому, что приходится приглашать на работу украинцев, которые легче подстраиваются под ту специфику, что мы делаем. Очень конкурентный рынок, — без активов в виде складского бизнеса и транспорта ничего не добьешься, кроме маленького ЧП.
Какие глобальные планы компании?
В университете учили, что нужно писать стратегический план развития компании. Когда мы открывались в 2007 году, написали его по 15­й. Долго смеялись по этому поводу, но выполнили его и вошли в тройку лучших компаний в Украине. Нет ничего невозможного, а усилие и труд — все перетрут. Наша глобальная цель, к которой мы идем, — быть на рынке Украины номер один. Также хотим увеличить парк собственных машин в Польше до 100. Выйти на рынок Америки и Европы со своим складским комплексом, построить собственный складской комплекс в Украине. Наша компания — бизнес­организация, мы не идем заниматься теорией, надеемся, что наши партнеры УЛА (Украинский логистический альянс), которые взяли на себя эту роль, лет через пять подтянут нас на одну планку с мировыми компаниями.

#Татьяна_Люлька

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ