Олег Маламуж: «Можно просто ждать, когда о нас расскажут не в лучшем свете, а можно рассказать историю самим»

0
1044
На фото: режиссер мультфильма "Украденная принцесса: Руслан и Людмила" Олег Маламуж.

Вы когда-либо представляли себе, что украинский мультфильм появится на экранах более 50 стран мира и даже поборется за премию лучшего полнометражного анимационного фильма в Южной Корее? Более того, в некоторых странах этот же мультфильм обгонит известные американские проекты по кассовым сборам уже за первый уикенд.

Несколько лет назад это бы прозвучало почти нереально, но сегодня это – действительность. Украинская анимационная студия Animagrad начала работу над проектом «Украденная принцесса: Руслан и Людмила» в 2013 году, а уже через пять недель проката этот мультфильм побил все рекорды кассовых сборов украинской кинематографии с 35,8 миллионами гривен. В интервью для Community режиссер «Украденной принцессы» Олег Маламуж рассказал об особенностях украинской анимации, работе режиссера и критике в сторону мультфильма.

— Расскажите, как Вы пришли к режиссуре анимационных фильмов?

— Я начал заниматься этим с 17 лет. После школы я переехал учиться из Днепродзержинска в Киев и попал на работу в Borisfen Animation Studio. Это французская компания с четырьмя, на то время, филиалами в разных странах. С ними я работал довольно долго, около 10 лет. За это время студия из ста человек разрослась до тысячи. В киевском офисе нас было около 600 человек, и мы делали 120 минут анимации в месяц. Это была самая большая в Европе анимационная фабрика. Но потом компания перенесла производство в Китай и Корею, а в Украине объемы работы все больше сокращались. Мы закончили последний проект – полнометражную анимацию – и компания ушла с нашего рынка полностью.

После этого я около 5-6 лет занимался рекламой, в этой сфере была сосредоточена основная анимационная деятельность. Можно сказать, что я был специалистом без рынка. И только последние пять лет анимация начала активно развиваться.

— Считаете ли Вы себя первопроходцем на анимационном рынке?

— Здесь нельзя сказать однозначно. Есть люди, которые с самого начала работали с технологией 3D, с самых первых версий. Я же пришел с 2D анимации. Но как раз наша студия – Animagrad – принесла умение рисовать и стилистику французской школы. Чем отличается «Украденная принцесса: Руслан и Людмила» от других мультфильмов? Тем, что там есть приемы, которых вообще нет в российской школе. Мы использовали техники французской и японской анимации. Мне повезло, что, работая на Borisfen, я обучился делать «диснеевскую», французскую и японскую анимацию.

— Какие профессии Вы попробовали перед тем, как стать режиссером?

— В Borisfen Animation Studio я был ведущим аниматором и занимался рекламной анимацией.  В последние годы работы я отвечал за производство рекламных роликов. После ухода из студии я открыл свою компанию по производству рекламы.

В период 2008-2009 годов мы пробовали сделать свои проекты и готовы были стартовать с детским сериалом «Абетка». Но нашими инвесторами были строительные компании, и они во время кризиса не могли продолжать вкладывать деньги в анимацию, ведь это дорого.

На рынке периодически появлялись компании, которые заявляли, что они сделают полнометражный фильм, работали где-то год и закрывались. Они быстро растрачивали свои бюджеты, потому что не до конца знали, что делать.

И я стал лучшим в Украине аниматором. А дальше аниматору чем заниматься? Становиться режиссером, если есть желание. У нас практически все, кто прошел анимационную школу, так или иначе попробовали режиссуру. Кто-то остался, кто-то понял, что это не его.

— Как Вы начинали работу над «Украденной принцессой»?

— Работу над мультфильмом мы начали в 2012 году. Когда я познакомился с Егором Олесовым, продюсером «Украденной принцессы», фильм еще должен был быть в формате 2D. Но прошел год, мы поняли, что эта техника просто более легкая и дешевая, но в кинотеатры с таким фильмом зайти сложнее. Тогда мы решили, что будем делать в 3D. Когда в 2013 году началась война, мы почти полностью заморозили проект. Но продюсеры все-таки решили вкладываться, несмотря на огромный риск (у нас был самый дорогостоящий проект) и государственное агентство выделило на него 19,5 миллионов гривен.

Анимационный фильм делается дольше обычных фильмов и сериалов. На один мультфильм уходит 4-5 лет. В производстве есть последовательные процессы, где нужно делать все качественно. От идеи до финального сценария может пройти два года. Больше того, постоянно находятся какие-то интересные решения, и сценарий может претерпевать изменения почти до финальной отдачи анимации. Написанный сценарий нужно показать другим продюсерами, коллегам, провести сильные фокус-группы. Это занимает время.

Самая важная целевая аудитория – зарубежная. Поэтому сценарий обязательно отдается скрипт-докторам. Это наши англоязычные коллеги, которые смотрят на слабые стороны, дают советы, рекомендации. Например, американцы уже привыкли делать международный продукт даже с яркой национальной составляющей. Мы же пока нуждаемся в помощи заграничных коллег.

— Если говорить о локальном прокате, то в мультфильме события происходят в Троещинском районе. Как выглядит город в международном прокате?

— В фильме город разделяется на дорогой район и бедный – трущобы и княжеский центр. В Украине компания, которая занимается дубляжом, имеет достаточно опыта, и ее сотрудники добавляют во все фильмы шутки, которые были бы понятны только украинскому зрителю. Поэтому, многие вещи добавили уже в процессе дубляжа. Кроме того, играют роль и актеры дубляжа. Например, Сергей Притула очень обогатил лексику Нестора. Вся команда «Банды «Дизель»» очень хорошо сработала и добавила много шуток.

В книгах об истории развития Pixar Animation Studios или The Walt Disney Company рассказывается о том, что когда над проектом работает большое количество специалистов, каждый вносит что-то интересное. Если правильно сложить все пазлы, то получается очень хороший, насыщенный мультфильм, после просмотра которого встаешь с наслаждением.

— Права на прокат продали больше, чем на 50 территорий. Какие из стран Вас удивили?

— Самые интересные – Латинская Америка и Южная Корея. Во Франции у нас был телепоказ. Всегда при покупке прав взвешивают рекламные затраты. Если дистрибьютор уверен, что отобьет рекламу и гарантировано получит сверх того доход, он покупает фильм для кинотеатров. Также я думаю, что влияют еще и национальные моменты. Бывает, европейские фильмы более низкого качества, но они продаются, потому что странам на территории Европейского Союза прокат получить легче. Поэтому мы не выходим массово в какой-то короткий промежуток времени, а постепенно в каждой стране. Релизы в разных странах могут опаздывать на месяц и даже больше. Думаю, что нашу следующую работу – «Мавку» – будет уже легче продать.

— В украинском прокате вы заработали 35,8 млн грн. Как Вам результаты?

— При запуске «Украденной принцессы» мы надеялись на рекорд. Он получился даже больше, чем ожидали. В первую неделю проката было четыре официальных выходных, это дало возможность посмотреть фильм большему количеству людей. Проблема была только в том, что кинотеатры не выдерживали такой поток посетителей. Некоторые зрители хотели посмотреть, но не могли, потому что билеты были раскуплены на несколько сеансов наперед.

Вообще, анимация – это не только очень интересный, но и выгодный бизнес. Вкладывая 1,5 млн долларов, можно зарабатывать от 10 млн долларов. Согласитесь, это рентабельно. Сейчас в международных прокатах фильм может зарабатывать до миллиарда долларов. Украинские цены на производство и выход фильма позволяют зарабатывать еще больше за счет меньших издержек. Но до уровня международного проката еще нужно дойти.  

— Были и негативные отзывы о том, что сценарий сделали по сочинению Пушкина. Также некоторые зрители недовольны тем, что вы «копируете Голливуд». Как Вы относитесь к этим замечаниям?

— Когда мы запускали проект, между Украиной и Россией была стабильная ситуация. Кроме того, это произведение, которое все знают, оно оптимально подходит под международный продукт. Мы даже изменили название мультфильма из «Руслан и Людмила» на «Украденная принцесса: Руслан и Людмила», потому что Руслан и Людмила – два непонятных имени для американских зрителей.

Вообще, это история о нас. Просто можно ждать, когда о нас расскажут не в лучшем свете. А можно рассказать самим. Это история про Киев, нашего князя, нашу княжну. Соответственно, мы решили, что мы можем рассказать хорошую историю о том, что князь наш молодец и нельзя красть наших принцесс (смеется).

По поводу «Голливуда»… Мне сказали, что мы похожи на Pixar. И это лучший комплимент! Это – показатель качества. Это значит, что мы перестали делать жесткие ляпы, начали делать хорошую анимацию, историю рассказывать не занудно, а динамично.

— Получали ли негативные отзывы о том, что идет война, а Вы мультики снимаете?

— Нет. Это в какой-то мере проявление патриотизма, развитие отечественного рынка. Кроме того, это продукт, который Украина может экспортировать, дополнительно зарабатывая деньги. Это с одной стороны. С другой – во время войны медийное искусство всегда усиливалось, потому что нужно поддерживать сам народ.

— Вы ходили в кинотеатр на этот мультфильм?

— Да, несколько раз (смеется). Я столько раз смотрел фильм до того, как он вышел! Но пошел в кинотеатр на премьеру.

Со стороны сложно просто посмотреть. Я все равно оцениваю как профессионал. Но я заметил, что если эпизод сам по себе классный, то он цепляет. Так как мы делали такой продукт впервые, мы часто не успевали. Где-то технически задерживают, где-то творчески. Там, где по всем этапам все сложилось хорошо, эпизоды получились очень крепкими. Некоторые сцены просто заканчивали из-за времени, и мы понимаем, что можно было сделать лучше.

— Сейчас вы работаете над новым мультфильмом «Мавка. Лесная песня». Какие планы на него?

— Да, группа уже 2 года работает над сценарием. Я помогаю в режиссерской работе. Выпуск проекта запланирован на 2020 год. Он должен превзойти «Руслана и Людмилу». Потому что здесь студия из ста человек, которые занимаются только этим проектом, у них больше времени и опыта относительно сюжета. Плюс, будет еще эмоциональная тема в украинском прокате. Это классическая хорошая история. Также продюсеры держат линию принцесс – дальше запланирована Роксолана. Первым делом нужно сделать те истории, которые у нас самые яркие.

— Какой Ваш любимый режиссер и фильм?

— Режиссер – Хаяо Миядзаки. Он умудряется, не создавая экшн, удерживать зрителя. Я думаю, что как раз его произведения формируют историю анимации. Индивидуальная личность. У Миядзаки получаются взрослые истории, рассказанные рисованной анимацией, а это очень сложно. При этом, история будет доступна и маленьким детям, и взрослым. Это для меня просто потрясающе, гениально.

По поводу фильма ответить сложнее. Я смотрю кино в разрезе «так можно делать и так можно делать». Что можно из кино «засунуть» в анимацию. Там столько приемов есть, которые можно одолжить.

— Люди ходят в кино отдыхать, а Вы – работать?

— Да. Например, мне Тарантино интересен своей смелостью. Он добавляет анимационные приемы в кино и это интересно. У Гайя Ричи интересная техника сьёмки.

Любимый мультфильм с детства – «Король Лев». Там все просто гениально. Как и говорил, я поклонник мультфильмов Миядзаки, а особенно – «Унесенные призраками». Получилось очень понятно для европейского зрителя.

— Ваши планы на ближайшие 5, 10, 15 лет.

— Я вообще не строю планов. Я понимаю, что мы живем в стране, в которой идет война, при этом мы делаем мультфильмы, что уже нонсенс. И в этом абсурде некоторые события нелогичны сами по себе.

Я 20 лет занимаюсь анимацией. Мультфильм делается 4-5 лет. За всю карьеру можно сделать 4 или 5 проектов. Не так уже и много. Длительная такая профессия. Поэтому просто хочу работать и делать качественный продукт.

Хотелось бы, чтобы через 5 лет в Украине уже был сформирован рынок, было достаточное количество специалистов, чтобы мы могли брать аутсорсинг в страну и помогать французам, бельгийцам, англичанам. У нас приемлемые и интересные цены. Мы можем конкурировать с Китаем и Индией, при этом у нас ментальность ближе к европейской.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ