ВИЭ должны стать основной генерацией в Украине — Сергей Шакалов, KNESS Group

0
934

KNESS Group начинала свое существование как компания по проектированию и монтажу распределительных систем высокого напряжения. Проекты по солнечной энергетике в качестве эксперимента начала воплощать лишь в 2012 г. Через три года, в 2015 г., KNESS сфокусировала свою деятельность на строительстве солнечных электростанций.

Сегодня KNESS Group не только проектирует и строит СЭС «под ключ», но и обслуживает станции, проводит исследования возможных направлений для инвестиций в солнечной энергетике, а также производит металлоконструкции, инверторные станции и другое оборудование для строительства объектов солнечной энергетики. Всего за два года компания стала одним из главных игроков на рынке солнечной энергетики.

Глава KNESS Сергей Шакалов рассказал Community о том, какой может стать возобновляемая генерация в Украине и о ее месте в нашей энергетической системе.

— Почему Вы переориентировали свой бизнес с проверенного годами направления традиционной энергетики на возобновляемую?

— Для начала давайте разделим понятия «генерация» и «распределительные сети». Генерация есть традиционная и возобновляемая, а есть распределительные сети, которые обеспечивают доставку электроэнергии от точки генерации к потребителям.

Дело в том, что мы не только строим солнечные электростанции, мы еще подключаем их к существующим сетям. Поэтому нельзя сказать, что мы прекратили работу в распределительных сетях высокого напряжения. Можно говорить лишь о том, что мы сделали больший акцент на солнечные электростанции и видим его как основное направление развития нашего бизнеса.

Мы отдаем себе отчет в том, что на сегодня без качественных распределительных сетей любая энергетическая модель невозможна. И в то же время возобновляемая генерация должна быть основой новой энергетической модели, поэтому мы стараемся больше концентрироваться именно в этом направлении. Строительство возобновляемой энергетики позволяет полностью модернизировать страну.

— Ваша компания быстро стала лидером в «солнечном бизнесе». В чем секрет такого успеха?

— Мы всегда верили в Украину. Мы понимали тогда и понимаем сейчас, что развитие возобновляемых источников электроэнергии — безальтернативное направление.

В кризисные для возобновляемой энергетики 2014‑2015 годы нам удалось сохранить команду и потенциал, чтобы быстро «стартовать» и масштабироваться с максимально возможным темпом. В начале 2016 года, когда данный бизнес снова стал привлекательным для инвесторов, у нас было достаточно опыта с предыдущими солнечными проектами и сформированная команда.

— Каковы основные итоги работы KNESS Group за 2016 год и первую половину 2017 года?

— По итогам восьми месяцев 2017 года мы выполнили объем работ, равный объему за весь 2016 год. И до конца года у нас остался равнозначный по объему пул заказов до конца сезона.

Два пути развития энергетики

— Как Вы считаете, альтернативная энергетика в Украине будет развиваться по сценарию большой энергетики или же малой генерации с автономными микросетями?

— Думаю, надо говорить о совершенно новой модели, а не о той, к которой привыкли в Украине. Это будет смешанная система. В ней найдется место и для большой генерации, и для малой. При этом значение малой увеличится в разы, она уже не будет выглядеть баловством, как это воспринимается сейчас.

Если у нас будет развита распределенная возобновляемая генерация, мы можем фактически возле каждого объекта обеспечить себя любым видом энергии — тепловой или электрической. Все необходимые для этого технологии уже существуют.

Как это будет выглядеть?

— Здесь важно понять, зачем вообще возобновляемая энергетика, в частности солнечная, нужна Украине. Сейчас основная проблема ВИЭ — неспособность выдавать электроэнергию в четко прогнозируемом графике. Балансировать сеть приходится Укрэнерго, используя балансирующие мощности гидро- и тепловых электростанций. Но мы же только в начале пути! Модернизация никогда не была простым и дешевым процессом. В то же время нужно понимать, что большинство тепловых электростанций уже полностью выработали свой ресурс. И атомная генерация близка к такому же состоянию.

Соответственно, Украина может развиваться в двух направлениях. Первое — инвестировать в существующую генерацию, модернизируя ее. Но мне не известно, чтобы кто-то в конечном итоге посчитал, сколько же будет стоить такая модернизация. Ведь это огромные цифры, за которые в конечном итоге заплатит потребитель.

Второе — мы сразу начинаем строить новую распределенную генерацию.

— Что нам даст строительство новой распределенной генерации?

— Во-первых, это энергонезависимость как страны в целом, так и частных энергоостровов, которые способны сами себя обеспечивать. Например, энергокооперативов. Во-вторых, энергетическая надежность. Когда источников генерации много, они способны резервировать друг друга. Если какой-то один объект выходит из строя, источники, которые находятся рядом, могут поддержать данную генерацию.

Для этого предстоит много чего сделать, но, по крайней мере, все необходимые технологии уже существуют. Также не нужно забывать об экологичности данного процесса. Все-таки влияние тепловой генерации, именно угольной, крайне негативно сказывается на окружающей среде.

Но самое большое преимущество — ВИЭ позволяет в обозримой перспективе сделать стоимость электроэнергии в разы дешевле. Даже по отношению к существующему тарифу. Дешевая электроэнергия даст возможность значительно снизить себестоимость продукции, так как в каждом продукте энергетические затраты составляют не менее половины стоимости.

— Хорошо, по поводу цены. Сегодня многие говорят о том, что ВИЭ — это дорого по сравнению с традиционной генерацией. Как это вписывается в вашу концепцию?

— Высокая стоимость сегодня вовсе не отменяет перспективы перехода на ВИЭ в будущем. Когда-то соль стоила баснословных денег, а сейчас — копейки.

Если вы используете прямое преобразование энергии от ее источника без применения дополнительных ресурсов, это, безусловно, станет экономически более выгодным, чем генерация, требующая ископаемого топлива.

К тому же со временем солнечные панели подешевеют. В конечном итоге мы получим очень дешевую электроэнергию.

— Но как скоро это случится?

— Должно пройти много времени, но это уже очевидный и понятный процесс. С новой моделью энергетики Украина будет иметь большие конкурентные преимущества перед теми странами, которые этого не сделали.

Не нужно забывать и о том, что существующий тариф на электроэнергию в Украине занижен. При нынешней модели «традиционной» генерации электроэнергия должна быть значительно дороже. Оплата по заниженным тарифам привела к тому, что большая часть энергогенерирующих мощностей (ТЭС, АЭС) и распределительных сетей находится в плачевном состоянии. Они крайне мало модернизировались за все время независимости Украины. Поэтому стоимость электроэнергии для потребителей будет стремительно расти. И в скором времени может превысить «зеленый» тариф для возобновляемой энергетики. Мы уже сейчас должны начать максимально быстро модернизировать энергетику страны, понимая какую цену на электроэнергию мы хотим иметь через 10-20 лет.

— Способна ли распределенная, и в частности «зеленая», генерация стабильно работать на большой мощности? Ведь крупные производства ищут мощный и стабильный источник энергии.

— Я не считаю, что генерация, которая зависит от вида топлива, его качества, места добычи и цены, абсолютно стабильна.

— Но ведь уголь можно подвозить стабильно, топливо для атомных станций, пеллеты, наконец, для био-ТЭС. А вот солнцем или ветром не запасешься…

— Солнце светит всегда, это самый стабильный источник энергии. В мире уже разработаны концепции со всеми необходимыми расчетами практически полного перехода на возобновляемые источники энергии. По этому пути уже идут более 130 стран во всем мире. Да, пока что это дорого, но это возможно.

— Но себестоимость еще не все, надо окупить затраты на инвестиции в оборудование, монтаж и т.д. Каким, по Вашему мнению, должен быть сейчас тариф для потребителя, который получает электроэнергию исключительно от ВИЭ?

— Когда мы говорим о развитии ВИЭ, нельзя говорить лишь о сегодня или завтра. Это не просто вопрос цены сегодня, это вопрос нашего энергетического благополучия в будущем. Поэтому давайте посмотрим хотя бы в 2035 год.

Сейчас средняя эффективность солнечных панелей, которые есть в серийном производстве, составляет 18-21%. Уже есть новые разработки, которые показывают, что потенциально первоскитные солнечные панели могут иметь КПД более 50%. Это означает, что с 1 МВт установленной мощности мы сможем получить не 1,2 млн кВт/ч в год, а вдвое больше. Подобные технологии в наше время поступают в производство гораздо быстрее, чем когда-либо. Мы должны понимать это и вовремя воспользоваться открывающимися возможностями.

Не так важно, сколько это стоит, тем более что технологии постоянно совершенствуются и стоимость оборудования снижается. Важно, будет ли у нас стабильное электроснабжение чрез несколько десятков лет.

— Но, может быть, нам все же будет дешевле оставаться с традиционной генерацией?

— Это миф, что традиционная генерация и дальше будет обходиться очень дешево. Чтобы она продолжала работать, в нее также надо инвестировать огромные средства. В отработавшие свое блоки ТЭС, в обновление атомных энергоблоков, которые тоже выработали свой ресурс. Огромных денег также стоит вопрос топлива для АЭС, которое мы полностью импортируем. В итоге выходит так, что для поддержания текущей модели энергетики нам придется вложить намного больше, чем в строительства новой.

— То есть для вас строительство солнечных электростанций — не столько альтернатива традиционной генерации, сколько создание принципиально новой энергетической системы?

— Да, безусловно. Когда большинство людей поймут, что нам нужно строить именно новую энергетику, чтобы не случился коллапс, мы придем к тому, что 1 кВт/час у нас будет стоить лишь 2-3 цента. Когда рынок интересный и строится много, себестоимость падает. Мы постоянно слышим, что «зеленая» энергия — это дорого и ненужно.

Но проблема в том, что когда у страны горизонт планирования ограничивается тремя-пятью годами, то она никому не интересна. Сегодня первая десятка мировых производителей солнечных панелей уже «зашла» в Украину. Они буквально дергают нас за рукав: «Давайте, стройте свою генерацию! Панели сейчас падают в цене, это выгодно!» Так происходит потому, что этот рынок действительно развивается, и он интересен внешним игрокам.

Но если бы мы ничего не делали и покупали в год 1 МВт на всю страну, то кому мы были бы интересны? С горизонтом планирования «до вечера» мы не интересны нынешнему миру. Так мы можем остаться окраиной, болотом или серой зоной, которая никому не нужна и никому не интересна.

Я считаю, одни из важнейших элементов новой модели энергетической системы в Украине, которые обеспечат конкурентоспособность страны, это распределенная генерация, Smart Grid (для эффективного регулирования потребления электроэнергии), Storage Systems (системы накопителей энергии) и система прогнозирования.

Ответственность за небалансы — это необходимость

— Согласно новой редакции Закона «О рынке электрической энергии» очень скоро «зеленая» генерация должна будет нести ответственность за небалансы в общей сети. Какие технологии, на Ваш взгляд, у нас будут применяться для этого?

— Пока что НЭК «Укрэнерго» балансирует сеть при помощи тепловых и гидроэлектростанций, «зеленые» за небалансы не отвечают. Но так, конечно же, не должно быть. Каждый производитель должен сам отвечать за свои небалансы.

По большому счету, в мире уже есть все необходимые технологии, чтобы «зеленые» могли это делать. Это и обычные системы накопителей — Storage System наподобие тех, что производит та же Tesla, и гидроаккумулирующие электростанции, и что-то другое. Технологий много. Но я считаю, что наиболее перспективны химические электронакопители. Они стремительно дешевеют, здесь много перспективных технологий. Плюс нас ожидает бум электрокаров, которые тоже будут использовать подобные технологии. Поэтому аккумуляторные батареи вскоре должны стремительно подешеветь.

— Но в экспертной среде есть мнение, что «зеленые» не готовы отвечать за небалансы ни морально, ни физически. В том числе и потому, что это требует дополнительных капиталовложений.

«Зеленых» не надо спрашивать, готовы они или нет. Ответственность за небалансы — это объективная необходимость. И государственная политика должна быть направлена на то, чтобы обеспечить ее, стимулируя, в первую очередь, экономическими механизмами.

Что нужно для развития ВИЭ

— Насколько, по Вашему мнению, эффективна нынешняя государственная политика Украины в отношении возобновляемой энергетики?

— Я считаю, что ВИЭ оказывается недостаточно внимания. Высокий «зеленый» тариф, о котором так много говорят, это далеко не все, что необходимо для развития отрасли.

В чем тогда основная проблема?

— Я уже говорил о неправильном горизонте планирования, это самая большая проблема. Она решится, лишь когда государство будет четко знать, зачем ему нужна возобновляемая энергетика. Нам сейчас надо уяснить, что основная задача — строить «зеленую» энергетику не как альтернативу традиционной генерации, а как основное направление новой энергетической системы Украины.

Сейчас надо максимально масштабировать распределенную генерацию и способствовать тому, чтобы капитальные затраты в нее максимально уменьшались. Потом наступит момент, когда мы «упремся» в возможности балансирующих мощностей и остро встанет вопрос небалансов в сети. По нашему мнению, бизнес сможет создать балансирующие мощности более эффективно, чем государственные предприятия. Для этого надо дать рынку стимулирующие механизмы. Например, некое подобие «зеленого» тарифа на балансирующие мощности.

— Как Вы относитесь к идее о том, чтобы вместо дотирования убыточных госшахт и преференций для угольных ТЭС строить новые солнечные или ветряные электростанции?

— Это вопрос внутреннего состояния энергосистемы. Я всегда был большим противником неэффективной работы чего бы то ни было. И если оценивать нынешнюю работу наших угольных электростанций, то можно утверждать, что они неэффективны. Но без них мы пока не можем обойтись, поэтому сейчас они необходимы.

При этом мы обязаны стремиться в перспективе максимально уйти от тепловой генерации. Надо поддерживать их ровно столько, сколько необходимо. А когда придет время, и мы сможем без потерь заместить угольные ТЭС возобновляемой энергетикой, надо будет просто закрыть их. Но для этого нам нужна очень качественная полноценная многолетняя стратегия развития как энергетики, так и всей страны в целом.

Нет топлива нет коррупции

— Какой из видов «зеленой» генерации, на Ваш взгляд, наиболее перспективен в Украине?

— В принципе, я сторонник сбалансированного подхода. Но все же больше всего верю в солнечную генерацию. Дело в том, что именно у нее наибольший потенциал по снижению стоимости электроэнергии. К тому же, если углубиться в суть, Солнце — это единственный настоящий источник энергии, который у нас есть. И его энергии предостаточно!

— А геотермальная энергия?

— Я считаю, что в небольших количествах — вполне возможно. Но в массовое применение этой технологии я не верю.

— А насколько перспективны био-ТЭС?

— Я противник всего, что горит, отдаю предпочтение технологиям без сжигания. Ведь что такое био-ТЭС? Мы взяли дрова, солому, кинули их в топку, и в результате все равно получаем выбросы СО2, которые являются одной из основных причин климатических изменений.

— Есть мнение, что ВИЭ могут способствовать уменьшению коррупции. Ведь если нет топлива — нет и коррупции. Согласны ли Вы с этим?

— Абсолютно. Мы уверены, что распределенная возобновляемая генерация обеспечит энергонезависимость страны и, самое главное, позволит демонополизировать рынок электроэнергетики. В нашем обществе большая энергетика — это монополия. В случае же с системой распределенной энергетики, красть можно будет только у себя. А это в принципе невозможно. Если у вас есть собственная генерация на крыше дома или что-то покрупнее, но оно все равно ваше, вы у себя ничего не украдете.

Напротив, ставя на свою крышу солнечные панели, вы создаете рынок. Потому что если кто-то захочет вам продать электроэнергию, вы всегда будете сравнивать ее стоимость с той, которую генерируют ваши собственные панели. В случае с текущей ситуацией, вы, как потребитель, не можете повлиять на стоимость электроэнергии. У вас нет выбора. А коррупция там, где нет выбора.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ