«Сейчас появилось целое направление — дородовая диагностика врождённых пороков»

0
169

Научно-практический медицинский центр детской кардиологии и кардиохирургии МЗ Украины является сегодня крупнейшим подобным медучреждением в стране. Здесь проводится полный объем вмешательств на сердце и сосудах. Более того Центр сегодня является лидером по количеству проведенных операций. Сейчас здесь ежегодно проводится 1800-1900 операций на сердце детям с самым низким уровнем летального исхода, в то время как крупные европейские клиники за тот же период делают лишь около 900 операции. Все услуги центра гражданам Украины предоставляются бесплатно за государственный счет.

Главврач центра Владимир Жовнир рассказал Community о том, как обстоят дела с профилактикой в украинской детской кардиологии.

— Ваш центр ежегодно проводит рекордное число операций в своей области. С чем это связано: у нас детей с порокам сердца больше, чем везде, или просто в Украине мало таких клиник, как Ваша?

— Нет, это не означает, что у нас больных детей больше. Для такой концентрации есть исторические причины. Оказывать медицинскую помощь новорожденным с пороками сердца у нас начали с 1992 года, когда в Национальном институте сердечно-сосудистой хирургии им.Амосова открыли отделение кардиохирургии новорожденных. Затем был создан уже наш центр, и в 2007 году мы получили здание на территории ОХМАТДЕТа. Именно тогда произошел качественный и количественный скачок по количеству операций.

У нас всех пациентов традиционно направляли в одно место, где, следовательно, накопился огромный опыт ведения таких больных. Все это трансформировалось в качество. Мы не просто делаем много операций, у нас уровень смертности втрое ниже, чем у наших западных коллег. В европейских центрах считается приемлемым уровень смертности 3-4%, а у нас он на протяжении последних 5 лет составляет всего 1%.

— Сколько в Украине рождается детей с пороками сердца? Наша статистика чем-то отличается от богатых стран с развитой медициной?

— Мировая статистика говорит о том, что количество детей с врожденными пороками сердца не зависит от того, насколько страна богата, насколько хорошо в ней развита медицина или чего-то еще. Их всегда до 14 человек на одну тысячу новорожденных. Около 40% из них (шесть-семь детей) это, как правило, критические врожденные пороки сердца, которые приведут к смерти ребенка в течение первого месяца жизни, если его вовремя не прооперировать.

— Основная цель реформы здравоохранения, которая недавно началась в Украине, развить по максимуму профилактическую медицину. Насколько хорошо профилактика сейчас поставлена в вашей отрасли?

— Тот факт, что мы ежегодно проводим колоссальное количество операций, заставил нас задуматься о том, чтобы наладить дородовую диагностику пороков сердца новорожденных, особенно критических, которые убивают в первые дни жизни.

Год назад мы разработали программу, которая позволяет диагностировать такие пороки еще во время беременности. В итоге, если раньше мы в год обследовали не более 17 таких беременных, то за один прошлый год к нам уже направили около 700 женщин. Благодаря такой ранней диагностике мы можем оказать ребенку необходимую медицинскую помощь уже в первые часы жизни и тут же его прооперировать.

Конечно, 800 обследований в год это ещё не стопроцентное покрытие, возможно, даже не 50%. Но, тем не менее, есть значительный рост. Думаю, сейчас мы обследуем в профилактических целях около 30%, тех, кто нуждается в нашей помощи в Украине.

— Каким образом эта программа профилактики реализуется? Какой эффект она дает?

— Все женщины во время беременности в плановом порядке проходят УЗИ-исследования. Если у специалиста, который его проводит на месте, возникли какие-либо подозрения, женщину направляют на обследование к нам. Мы проводим свои исследования, уточняем диагноз, и если ситуация действительно критическая, то женщина рожает не у себя дома, а здесь, в Киеве. И мы дополнительно обследуем и оперируем ребенка в его первые часы жизни.

Уже, когда мы начали реализовывать эту программу, появилась идея собирать после родов плацентарную пуповинную кровь, и использовать ее вместо донорской во время операции.

Все это позволяет оперировать ребенка сразу после родов, не дожидаясь, пока его состояние ухудшится, в итоге получаем отличный результат, а также избегаем риска заражения инфекциями, которые передаются через кровь. Но это еще не все, весь комплекс мероприятий позволяет удешевить лечение каждого ребенка примерно на 50%. Вот это, в принципе, и есть профилактическая медицина. Все, что мы разработали и внедрили, позволяет максимально быстро и качественно вылечить наших маленьких пациентов.

— За счет чего происходит экономия денег?

— Если мы получаем ребенка сразу после родов, нам не надо использовать дорогостоящие препараты, проводить какие-то процедуры, чтобы стабилизировать состояние пациента. Мы сразу делаем коррекцию порока.

Для сравнения, если ребенок попал к нам через значительное время после родов, то ему уже, как правило, стало плохо, поэтому его нельзя сразу класть на операционный стол. Надо тратить деньги на лекарства и специалистов, которые сначала поставят диагноз, потом нужен транспорт и медицинская бригада, чтобы привезти его сюда, затем средства для того, чтобы стабилизировать пациента. То есть надо делать все то, чего мы избегаем, если диагноз есть еще до родов, и мама рожает у нас. И сама операция в таких случаях проходит тяжело, потому что ребенок прибыл уже в тяжелом состоянии.

— Если оказывается, что порок не совместим с жизнью, как вы поступаете?

— Мы обязательно информируем об этом родителей ребенка, и если позволяют сроки, они могут принять решение о прерывании беременности.

— А насколько часто женщины решают прервать беременность?

— Таких несовместимых с жизнью пороков, которые нельзя исправить, немного. Есть также пороки, которые приводят к необходимости трансплантации сердца в раннем возрасте, и это тоже проблема, которую пока нельзя решить в Украине. Кроме того, у людей с пересаженным сердцем, зачастую, случается много осложнений, и они долго не живут. Поэтому в любом случае это сложный вопрос, и каждая семья принимает свое решение.

— Как и где вы обучаете специалистов для того, чтобы они могли правильно считывать и интерпретировать результаты УЗИ-исследования?

— Мы проводим специальные школы для акушеров-гинекологов, неонатологов и детских кардиологов. Сначала они проходили только в стенах нашего Центра, затем постепенно стали делать это в регионах. Сейчас у нас даже появилось целое направление — дородовая диагностика врождённых пороков, и это касается не только сердечных патологий.

— Насколько активно в эту программу вовлекаются акушеры-гинекологи и другие специалисты, которые работают непосредственно в женских консультациях на периферии? Ведь подавляющее большинство женщин наблюдает беременность именно там.

— Мы всегда пытаемся подтянуть до своего уровня тех специалистов, которые первыми встречают пациентов. В том числе и рядовых педиатров. Как правило, мы стараемся обучить их на примере пациентов.

— Что это означает?

— Допустим, к нам поступил ребенок по направлению от врача по месту жительства, и мы подтвердили диагноз, который он заподозрил. Этого пациента мы обследуем и наблюдаем у себя около двух недель, а затем даем рекомендации и отправляем домой. Но после этого постоянно поддерживаем связь с его лечащим врачом и консультируем его. Также мы приглашаем таких врачей на наши конференции и школы.

— Как часто вы проводите школы, обучающие семинары для врачей из регионов? Как вы определяете, где именно их проводить?

— Мы заинтересованы в том, чтобы на местах абсолютное большинство врачей могло вовремя рассмотреть у ребенка патологию и направить его к нам. Как правило, в первую очередь мы стараемся прийти в те места, откуда к нам не поступают пациенты. Поскольку отсутствие направлений может означать, что там нет никого, кто мог бы вовремя диагностировать детские сердечные патологии или же не поставлена профилактика и лечение этого заболевания.

Чтобы провести школу мы договариваемся с местным отделом здравоохранения, с областной больницей. Там собираются все заинтересованные врачи, а мы командируем туда своего специалиста, который читает лекцию и передает свои знания и опыт.

— А сколько таких поездок бывает в год?

— Обычно у нас бывает около пяти-семи поездок в год, то есть в среднем раз в два месяца. Мы не только читаем лекции, но и осматриваем вместе с местными врачами их пациентов, там же консультируем. Часть пациентов отбирается для того, чтобы мы их прооперировали в Киеве, даем рекомендации по профилактике и здоровому образу жизни, чтобы дети могли нормально жить.

— Одной поездки в два месяца достаточно, чтобы распространять ваш опыт как можно шире и быстрее?

— Наверное, нет. Но у нас есть основная работа здесь в центре, которая отнимает большую часть времени. К тому же, выездные школы это не все. Наш центр еще самостоятельно проводит три конференции, по детской кардиологии и кардиохирургии, по детской анестезиологии, и по сестринскому делу. Сестринство, на мой взгляд, очень важно! Ведь именно медсестры стоят первыми на линии пациент—медики, что очень важно.

Все эти мероприятия направлены на обучение, донесение новых знаний и достижений медицины до широкого круга врачей, а также на развитие науки. Подобную работу у нас также проводят кафедры последипломного образования.

— А профессиональные ассоциации в Вашей сфере занимаются просветительской деятельностью?

— Да, конечно. Например, я анестезиолог и состою в соответствующей профессиональной ассоциации. Ассоциация же в свою очередь поддерживает мероприятия, которые позволяют мне повышать свой профессиональный уровень, развиваться самому и развивать моих коллег.

На самом деле, у нас происходит довольно много событий. Главное, наверное, чтобы у каждого человека было желание получить лучшее, и не прятаться там за какими-то расхожими мнениями по поводу того, что «у нас все плохо». Надо просто делать что-то полезное, работать и тогда будет еще лучше, чем есть.

— Ваши специалисты читают лекции в других странах? Если да, то где именно?

— Конечно, нас постоянно куда-то приглашают. Очень часто предложения идут из бывших союзных республик: Казахстана, Узбекистана, других республики Средней Азии. И, следует сказать, там не ограничиваются мастер-классами и лекциями, случается, наших специалистов вербуют, чтобы они перебирались туда на постоянную работу.

— Как часто такое происходит?

— Могу сказать лишь то, что ситуация, сложившаяся в нашей стране, к сожалению, подталкивает перспективную молодежь к тому, чтобы она куда-то уезжала отсюда. Поэтому в кадрами в нашей отрасли не везде так уж и хорошо. Даже из нашего центра, который является ведущим в стране, за последний год ушло три специалиста, которые переехали работать на Запад на очень престижные позиции. Это говорит о том, что мы хорошо готовим кадры, но не хватает каких-то мотивационных компонентов, которые заставляли бы этих людей остаться и развивать свою собственную медицину.

— Возможно, даже самые большие зарплаты в украинской медицине не дотягивают до уровня той же Европы?..

— Я считаю, что здесь речь должна идти не только о деньгах, но и о патриотизме. Каким бы умным, грамотным и профессиональным ни был доктор, уезжая в другую страну, он в любом случае переходит на положение эмигранта. Ты можешь работать там просто великолепно, но ты будешь делать это на благо чужой страны. Безусловно, у нас есть трудности, но я считаю, что их надо преодолевать, и сделать так, чтобы в нашей стране было лучше, чем в той же Великобритании и США.

На сегодняшний день в Украине существует новая медицинская программа, которая позволяет диагностировать детские пороки сердца ещё во время беременности женщины.

Главный врач медицинского центра детской кардиологии Владимир Жовнир рассказал Community о том, как врачи теперь могут оказывать детям необходимую медицинскую помощь уже в первые часы после рождения и этим спасти их жизни.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ